• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:32 

Сессионные хроники:часть третья и последняя

Итак,я сдала первую сессию. Как ее начнешь,так она и закончится. Это я к тому,что мне первый экзамен поставили автоматом (античная литература) и последний тоже - это было переводоведение,которого я немного побаивалась (чего я,впрочем,не боюсь?). Преподавательница вчера на консультации сказала,что на пятёрку она будет спрашивать не только по тому билету,который вытянешь,но также дополнительно. "Ну,всё. Мне крышка." - подумала Мари и,плюнув на все,пошла дочитывать книгу об альбигойском крестовом походе и замке Монсегюр. Утром еще луна полная светила прям в глаза. Прееелеестнооо. Придя в универ,и дождавшись прихода одногрупницы,которая всегда приводит в порядок мои нервы своей уравновешенностью и поистине олимпийским спокойствием спокойствием,я немного пришла в себя. Когда пришло время заходить, (экзамен еще на кафедре принимали,между прочим. Там есть очень красивые иконы,я на них постоянно смотрю) я опять занервничала. Все тянули билеты,а мне сказали:"Тебе билет не нужен" - и поставили "пять" в зачётку. Это так приятно! Я просто люблю весь мир! Ирину Николаевну (нашу преподавательницу и по совместительству зав.кафедры) особенно! И предмет интересный.

:dance3:

Fin!

15:29 

Продолжение сессионных хроник

Итак,любезные читатели,сегодня ваша покорная слуга сдавала экзамен по введению литературоведение. Поскольку литературу я люблю нежной любовью,то это было совсем несложно. Я вытянула билет с вопросами о стиле эпохи и стиле писателя,а также о фонических фигурах поэтической речи ("Это же элементарно! - воскликнула одна из моих одногрупниц,когда я вышла в корридор - "Повезло тебе!") А вот с практическим заданием было уже посложнее:в стихотворном отрывке требовалось определить размер,вид рифмы и способ рифмования,а также вид строфы. Все,кроме размера я определила. Потому что не учла,что если первая строка написана анапестом,то и все стихотворение тоже написано анапестом. Наша преподавательница,добрейшей души человек,(мне кажется,я буду помнить ее всю жизнь) обратила мое внимание на третий слог,куда падало ударение и я поняла,что с самого начала не ошибалась,что это все-таки анапест. (Читатели моих стихотворных опытов уже знают,что юная поэтесса некомпетента в стихотворных размерах:D) Спасибо Вам,Наталья Петровна! :) Одним словом,мне поставили "пять",сказали,что моя работа на семинарах была очень хороша (а я так засмущалась:pink: и отпустили с миром. А еще посоветовали не волноваться так,что язык присыхает к гортани ;) Кстати,теоретическую часть билета я изложила довольно легко. Много в первом вопросе говорила про то,что Гейне с Достоевским не перепутаешь:laugh: Что поделать - очень люблю обоих.

Перед экзаменом одногрупница подарила мне, в благодарность за помощь в подготовке к экзаменам, толковый словарь украинского языка аж на 100 тыс слов. Так приятно!

Остался последний экзамен - введение в переводоведение. Пожелайте удачи :)

Мари.

14:55 

www.livelib.ru/review/217160#comments - мои впечатления от книги "Пикник на обочине"

12:54 

Сводки с сессионного фронта - 2 или "Только Сын Божий идеаленен"

Сегодня я сдавала третий экзамен. История Украины. Надобно вам знать,любезные читатели,что сей предмет есть средоточие уныния и пессимизма. Какую эпоху жизни моей родной страны ни возьми - всюду одно и то же:притеснения,гонения,пытки,крепостничество,полонизация (о,поляки - это вообще больное место наших историков,хуже только русские,честно говорю),окатоличивание и проч.,и проч. Как реакция на все это - восстания,восстания,восстания...кровь,ножи,"ріжте ляхів і жидів","клята Московія" (т.е Россия),много позже - "Слава Україні! Героям Слава!","Хай живе Націонал-соціалістична Німеччина,що творить новий лад у Європі і поможе Україні визволитись з-під більшовицького ярма!" (с вашего позволения я не буду это переводить - противно очень). И все вот это человек у нас слышит постоянно - с пятого класса по первый курс университета (если ты не на истфаке учишься,конечно). Так что вот в таком мрачном настроении я шла на экзамен. Но преподаватель наш - очень хороший человек,он никогда не преподавал нам историю таким образом. И я ему за это благодарна.

...Я вытянула восьмой билет. Там оказались казаки,сталинские репрессии и еще два вопроса. Слава Богу,мне не пришлось говорить про вышеописанное.Про репрессии,впрочем,тоже. А пока я говорила,Юрий Петрович (так зовут преподавателя) изучал мою зачётку и наткнулся в ней на тройку по одному из зачётов - фонетике укр.языка,в которой я никогда толком ничего не понимала. Он мне сказал "Ну,Мария,теперь я нашёл Ваше слабое место. Я-то полагал,что Вы всё идеально знаете,а оно - вон что!" Я подумала:"Идеален только Сын Божий" :)

Мне поставили "пять",пожелали успеха и отпустили с миром.

To Be Continued... :)

12:39 

Житье-бытье:"Пикник на обочине",а также сводки с сессионного фронта

Тааак... Сессия первая на дворе,а Мари читает Стругацких,хотя до того совершенно серьёзно полагала,что терпеть на может фантастику. Вот так - ни больше,ни меньше. Но только "Пикник на обочине",от которого я вчера еле себя оторвала, - это не фантастика. В моем представлении фантастика - это гуманоиды,бластеры,доблестная американская армия,"и на Марсе яблони цвести будут" и все такое прочее... Согласна,представление достаточно примитивное и глупое,если угодно. А вот Стругацкие - это...это что-то волшебное,что-то такое,для описания чего я не могу подобрать слов. Знаю лишь,что это не фантастика.

Что же касается борьбы с сессией,то осталось лишь три экзамена,два из которых каким-то чудесным образом мне поставили автоматом. Сначала античную литературу,а затем преподаватель сделал нам (переводчикам,то бишь) роскошный подарок ко дню св.Николая - поставил введение в языковедение автоматом тоже. Бедные немецкие филологи,им его сдавать!

Ну,а пока... Пожелайте мне удачи на три оставшиеся экзамена,любезные читатели!

Всегда и неизменно ваша Мари.

21:42 

Что приходит перед сном...

Феликсу Риваресу

"Он знал,что атеизм для Феликса - ненадежноё укрытие от какой-то язвы разъедающей ему душу,от страшного,вечно живого проклятья,которое когда-то было верой" ("Прерванная дружба")

Ваша вера похожа на рану,
Ей зажить не дано.
Если жизнь обрывается рано,
Значит,так суждено.

Ваши очи исполнены грусти,
Ваши губы не знают улыбки.
Эта боль ни за что не отпустит...
Боже мой! Все так зыбко...

"Боже мой!" - невозможное слово,
Если вера похожа на рану,
И спектакль начинается снова,
Обрываясь так рано.

16:00 

Бывает же такое!

Сегодня с утра я поймала себя на мысли,что мне очень хочется перечитать роман "Идиот". Желание это я от себя прогнала,потому что надо много заниматься. Но! Тут до меня доходит,что сегодня день рожденья у автора этого романа - Фёдора Михайловича Достоевского. Чудеса! А он все-таки - самый любимый мой русский классик...

С днем рожденья,Фёдор Михайлович! Спасибо Вам за все,что Вы для меня сделали! Это очень длинная история...

13:30 

О любви к "Лакримозе"

Дело в том,что мне всегда очень нравилась эта часть "Реквиема". Только это большой-большой секрет,любезные читатели,договорились?;) А то большинство современных людей после такого признания сочтут меня почти наверняка глубоко ненормальной. Как же! Заупокойная музыка! А я очень хорошо помню,что еще маленькой едва только услышав торжественные и печальные звуки "Слёзной" замирала...а по телу пробегали мурашки... Так оно и сейчас происходит.

Еще помню,как моя школьная учительница музыки рассказала,что это произведение было использовано в незабвенном "Оводе" с Харитоновым,Бондарчуком и Вертинской в главных ролях. Именно из-за этого она не могла слушать "Лакримозу" спокойно. Посмотрев в декабре 2011 года фильм,я ее очень хорошо поняла. (Кажется,сейчас я начну писать ему оду). А если говорить о "Лакримозе",то что же... Вчера мне очень захотелось ее послушать. Я три минуты просидела со сложеными руками и почти не дыша. Как в детстве. Как всегда.

17:02 

Годовщина моего любимого стихотворения

Сегодня ровно год,как я написала стихотворение,которое люблю больше всех других (а их пока немного) при всем его несовершенстве. Называется оно "Пурпур и розы". Написано по мотивам романа леди Этель (думаю,что могу так сказать,не объясняя что это за книга. Потому что постоянных читателей у меня немного и все они поймут о каком произведении идет речь). Я до сих пор помню,как однажды вечером,на другой день после того,как я прочла во второй раз "Овода",у меня в голове прозвучала первая строчка "Упало солнце в обагренную траву...",затем вторая,третья - таким образом родилось стихотворение в семь строф. Пусть оно было корявое (мне однажды сказали:мол,ритм у вас хромает и ударение сбивается не на тот слог,но надо отдать вам должное - оно очень эмоционально),пусть некоторые рифмы были подобраны неточно (они у меня по сей день неточные),но "Пурпур и розы" - это,пожалуй,единственное стихотворение,которое мне не приходилось "вымучивать". Оно сложилось очень быстро,к утру уже было записано и получило два восторженных отзыва (те,кто отзывались книгу не читали. Об этом,пожалуй,придется рассказывать отдельно. Первой была моя подруга Даша,которая классику не любит,следовательно, "Овода не прочитала до сих пор,хотя и обещала мне это сделать. Она так и написала:"Книгу не читала,так что смысл мало понятен,но сказано красиво". Еще один мой знакомый написал так же. Правда,он потом за Войнич взялся (по моему совету. У него еще жена была в восторге от книги:)),но его "перемкнуло" на второй части,начиная с того места,где описывается болезнь Ривареса. А потом он сказал мне,что не любит читать про политику. Все.) Но потом я все-таки получила отзывы от поклонников книги из группы во Вконтакте. Однако суть не в этом. Ведь я никогда до того не писала стихов... А тут такой мощный творческий импульс! Спасибо Вам,леди Этель! Я никогда не забуду,как,благодаря Вашему герою,написала лучшее свое стихотворение...

20:30 

Шекспир. 110 сонет.

Alas, 'tis true, I have gone here and there,
And made myself a motley to the view,
Gored mine own thoughts, sold cheap
what is most dear,
Made old offences of affections new.
Most true it is that I have looked on truth
Askance and strangely. But, by all above,
These blenches gave my heart another youth,
And worse essays proved thee my best of love.
Now all is done, have what shall have no end:
Mine appetite I never more will grind
On newer proof, to try an older friend,
A god in love, to whom I am confined.
Then give me welcome, next my heaven the best,
Even to thy pure and most most loving breast.

20:21 

Я шагал по земле, было зябко в душе и окрест.
Я тащил на усталой спине свой единственный крест.
Было холодно так, что во рту замерзали слова.
И тогда я решил этот крест расколоть на дрова,
и разжёг я костёр на снегу,
и стоял,
и смотрел,
как мой крест одинокий удивлённо и тихо горел…
А потом зашагал я опять среди чёрных полей.
Нет креста за спиной…
Без него мне
ещё тяжелей.

Роберт Рождественский

18:51 

Снова Рождественский

Люб-
(Воздуха!
Воздуха!
Самую малость бы!
Самую-самую...)
лю!
(Хочешь, --
уедем куда-нибудь
заново,
замертво,
за море?..)
Люб-
(Богово -- богу,
а женское -- женщине
сказано,
воздано.)
лю!
(Ты покоренная.
Ты непокорная...
Воздуха!
Воздуха!)
Люб-
(Руки разбросаны.
Губы закушены.
Волосы скомканы.)
лю!
(Стены расходятся.
Звезды, качаясь,
врываются в комнаты.)
Люб-
(В загнанном мире
кто-то рождается,
что-то предвидится...)
лю!
(Где-то
законы,
запреты,
заставы,
заносы,
правительства...)
Люб-
(Врут очевидцы,
сонно глядят океаны остывшие.
лю!
(Охай, бесстрашная!
Падай, наивная!
Смейся, бесстыжая!)
Люб-
(Пусть эти сумерки
станут проклятием
или ошибкою...)
лю!
(Бейся в руках моих
каждым изгибом
и каждою жилкою!)
Люб-
(Радостно всхлипывай,
плачь и выскальзывай,
вздрагивай,
жалуйся!..)
лю!
(Хочешь -- уедем?
Сегодня? --
пожалуйста.
Завтра? --
пожалуйста!)
Люб-
(Царствуй, рабыня!
Бесчинствуй, учитель!
Неистовствуй, женщина!)
лю!
(Вот и глаза твои.
Жалкие,
долгие
и сумасшедшие!..)
Люб-
(Чертовы горы уставились в небо
темными бивнями.)
лю!
(Только люби меня!
Слышишь,
люби меня!
Знаешь,
люби меня!)
Люб-
(Чтоб навсегда!
Чтоб отсюда -- до гибели...
Вот оно...
Вот оно...)
лю!
(Мы никогда,
никогда не расстанемся...
Воздуха...
Воздуха!..)

15:34 

Стихотворение,едва не доведшее меня до слёз

Вслушайтесь! Вглядитесь! Убивают время.
Убивают время сообща и в одиночку.
Будто бы друг с другом соревнуясь: кто скорее?
Убивают в полдень. Убивают ночью.
Убивают время нахально и молитвенно.
Убивают время стыдливо и истошно.
Убивают прямо перед окнами милиции!
(Что там "перед окнами". За окнами - тоже...)
Люди спотыкаются. Погоду ругают.
На площадках лестничных толкутся вдвоем.
Зазывают в гости. Так и предлагают:
"Приходите... Как-нибудь вечерок... убьем..."
Люди суетятся. Люди верят в слухи.
Ссорятся. Ждут из Саратова родных.
Убивают время! После - моют руки.
Чтоб не оставалось крови на них...
Люди убивают время отрешенно.
Пухлые портфели загадочно несут.
Убивают собственное время. И чужое.
И никто за это не зовет их в суд.
И никто - ни разу! - не вручает похоронных.
Мол, "погибло время. Нужнейшее. Зазря..."
Падают минуты повзводно и поротно.
Начиная с самого первого января...
Мертвые минуты молчат, не обижаются.
Мертвые минуты выстраиваются в века...
Зачем люди плачут? Чего докторам жалуются,
Что мало успели сделать, что жизнь - коротка?

Роберт Рождественский

21:16 

Прекрасные стихи...

Я прожил жизнь свою неправо,
Уклончиво, едва дыша,
И вот — позорно моложава
Моя лукавая душа.

Ровесники окаменели,
И как не каменеть, когда
Живого места нет на теле,
Надежд на отдых нет следа.

А я все боли убегаю
Да лгу себе, что я в раю.
Я все на дудочке играю
Да тихо песенки пою.

Упрекам внемлю и не внемлю.
Все так. Но твердо знаю я:
Недаром послана на землю
Ты, легкая душа моя.

Евгений Шварц

10:54 

Стихи... И снова спасибо Феликсу

Кафе "Фламенго"

Кафе называлось как чья-то старинная повесть - "Фламэнго",
Оно не хвалилось огнями , оно не шумело.
Курило оно и холодную воду глотало.
Была в нем гитара...
Ах , какая была в нем гитара!..
Взъерошенный парень сидел на малюсенькой сцене.
Он был не причесан , как лес, не уютен , как цепы..
Но в гуле гитары серебряно слышались струны.
С таким торжеством он швырял свои пальцы на струны!!!
Глаза закрывал и покачивался полузабыто...
В гитаре была то ночная дорога, то битва,
то злая веселость...
А то - колыбельная песня. Гитара металась...
В ней слышалось то нетерпенье, то шелест волны,
То орлиный рассерженный клокот.
Зубов холодок, и дрожание плеч оголенных.
Задумчивый свет и начало тяжелого ритма...
Гитара смеялась, гитара со мной говорила.
Четыре оркестра она бы могла переспорить.
Кафе называлось как чья -то старинная повесть- " Фламэнго".
Дымило кафе и в пространстве витало.
А парень окончил играть и погладил гитару.
Уже незнакомый , уже от всего отрешённый,
От столика к столику с мелкой тарелкой пошёл он.
Он шёл, как идут по стеклу- осторожно и смутно...
И звякали деньги, и он улыбался чему -то.
И всех обойдя, к закопчёной стене притулился.
Я помню , я помню все время того гитариста:
И чувствую собственной кожей,
Как медленно,медленно, в прокуренном напрочь кафе
под названьем " Фламэнго"
На маленькой сцене
Я сам коченею от боли, негромко читаю стихи,
Улыбаюсь, а после...
шагаю один
Посредине растерянной ночи
от столика к столику
Так вот
с тарелочкой
молча.


Роберт Рождественский.

16:50 

Спасибо милому Феликсу за напоминание о Франсуа Вийоне

БАЛЛАДА ПОВЕШЕННЫХ

О братья, вы, что после нас придете,
Не будьте к нам жестоки, как к врагам.
За жалость к душам, что уже вне плоти,
Бог тоже милосердней будет к вам.
Смотрите, вшестером висим мы там,
А плоть, которой так мы угождали,
Давным-давно уж вороны пожрали.
Мы скоро будем прахом ваших ног.
Не смейтесь же над тем, чем все мы стали,
Но помолитесь: пусть простит нам Бог.

Мы братьями зовем вас. Не презрите
Сих слов, хотя и висельники мы.
В любое время, что ни говорите,
Не всем даются здравые умы.
простите нас -до спуска в царство тьмы.
Молите же Марии Девы сына,
Чтоб милостью своей нас не покинул,
От адских вечных мук спастись помог.
Мы умерли, но дух пока не сгинул.
Так помолитесь, чтоб простил нам Бог.

Нам ливни косточки поотмывали,
И солнце их покрыло чернотой.
Вороны нам глазницы расклевали
И выщипали брови с бородой.
К нам ни на миг не снизойдёт покой,
А ветер все меняясь -- О проклятье! ---
Нас носит так и сяк, и рвет нам платье,
Нас птицы объедали, кто как мог.
Так лучше не вступайте в нашу братью,
Но помолитесь, чтоб простил нам Бог.


Князь Иисус, мы все в Твоей ладони,
Спаси от ада нас. В грехах мы тонем.
Что делать здесь? Платить нам нечем долг.
Не смейтесь, люди, слыша, как мы стонем,
Но помолитесь, чтоб простил нам Бог.

10:40 

Райнер Мария Рильке

Нет без тебя мне жизни на земле.
Утрачу слух - я все равно услышу,
Очей лишусь - еще ясней увижу.
Без ног я догоню тебя во мгле.
Отрежь язык - я поклянусь губами,
Отрежь мне руки - сердцем обниму.
Разбей мне сердце - мозг мой будет биться
Навстречу милосердью твоему.
И если вдруг меня охватит пламя
И я в огне любви твоей сгорю -
Тебя в потоке крови растворю.

18:13 

Элизабет Баррет Браунинг

Как я тебя люблю? Люблю без меры.
До глубины души, до всех ее высот,
До запредельных чувственных красот,
До недр бытия, до идеальной сферы.

До нужд обыденных, до самых первых,
Как солнце и свеча, простых забот,
Люблю, как правду, - корень всех свобод,
И , как молитву, – сердце чистой веры.

Люблю всей страстью терпкою моих
Надежд несбывшихся, всей детской жаждой;
Люблю любовью всех моих святых,
Меня покинувших, и вздохом каждым.

А смерть придет, я верю, и оттуда
Тебя любить еще сильнее буду.

14:43 

Марина Цветаева

Знаю, умру на заре! На которой из двух,
Вместе с которой из двух -- не решить по заказу!
Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!
Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу!

Пляшущим шагом прошла по земле! -- Неба дочь!
С полным передником роз! -- Ни ростка не наруша!
Знаю, умру на заре! -- Ястребиную ночь
Бог не пошлет по мою лебединую душу!

Нежной рукой отведя нецелованный крест,
В щедрое небо рванусь за последним приветом.
Прорезь зари -- и ответной улыбки прорез...
Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!

14:04 

Артюр Рембо

ОФЕЛИЯ



I

По глади черных вод, где звезды задремали,
Плывет Офелия, как лилия бела,
Плывет медлительно в прозрачном покрывале...
В охотничьи рога трубит лесная мгла.

Уже столетия, как белым привиденьем
Скользит Офелия над черной глубиной,
Уже столетия, как приглушенным пеньем
Ее безумия наполнен мрак ночной.

Целует ветер в грудь ее неторопливо,
Вода баюкает, раскрыв, как лепестки,
Одежды белые, и тихо плачут ивы,
Грустя, склоняются над нею тростники,

Кувшинки смятые вокруг нее вздыхают;
Порою на ольхе гнездо проснется вдруг,
И крылья трепетом своим ее встречают...
От звезд таинственный на землю льется звук.

II

Как снег прекрасная Офелия! О фея!
Ты умерла, дитя! Поток тебя умчал!
Затем что ветра вздох, с норвежских гор повеяв,
Тебе про терпкую свободу нашептал;

Затем что занесло то ветра дуновенье
Какой-то странный гул в твой разум и мечты,
И сердце слушало ночной Природы пенье
Средь шорохов листвы и вздохов темноты;

Затем что голоса морей разбили властно
Грудь детскую твою, чей стон был слишком тих;
Затем что кавалер, безумный и прекрасный,
Пришел апрельским днем и сел у ног твоих.

Свобода! Взлет! Любовь! Мечты безумны были!
И ты от их огня растаяла, как снег:
Виденья странные рассудок твой сгубили,
Вид Бесконечности взор погасил навек.

III

И говорит Поэт о звездах, что мерцали,
Когда она цветы на берегу рвала,
И как по глади вод в прозрачном покрывале
Плыла Офелия, как лилия бела.

Дневник Марии

главная